мое лицо

Снова в Тбилиси

Меня многие спрашивали: а будет ли продолжение тбилисских историй? Будет! Итак, рассказываю.
В первый же день по приезде в Грузию я, взмыленная и умученная московской гонкой по маршруту дом-метро-работа-метро-автобус или трамвай – частный урок – домой в полусознателном состоянии, обросшая некрашеными патлами а-ля олдовый хиппи, решила принять человеческий облик. И отправилась в салон красоты, где меня уже несколько лет стригут, красят волосы в черный цвет, а ногти - в красный или розовый.
Когда я вошла, мне обрадовались, причем радость была особенно бурной, но я не сразу поняла ее причину. Collapse )
мое лицо

умная техника

Говопят, что гаджеты стаговятся умнее. А по-моему, они становятся самостоятельнее и иногда плюют на нас с высокой колокольни, Они сами находят и сами скачивают оборудование, которое им нравится. И если я потревожиу планшет или телефон в момент закачки обновлений, меня не то, чтобы пошлют в сад, но вежливо попросят подождать, даже если мне что-то срочно нужно. Не, ну это уже перебор, представьте, что работодатель ждет от меня исполнения рабочих обязанностей, а я тут по магазинам шляюсь, гардеооб обновляю. И пусть внсь мир подождет.
Больно умная, я вам скажу, эта технмка. Вот в прошлом тысячелетии крутанешь диск телефона и фиг он тебе ответит, что занят, мол, ему старый диск надоел, он тут нашел по знакомству новый, дефицитный и к себе его прикручивает.
мое лицо

Москва

Я родилась и выросла в Москве, но жить здесь, похоже, так и не научилась. Работать - да, а жить - нет. Здесь происходит много интересного, но если даже на это интересное и есть время, то сил на полноценное восприятие уже не остается. Здесь живут замечательные люди, с которыми можно пытаться встретиться месяцами, и все безуспешно. Решила возобновить свои занятия арабским. Махмуд, мой преподаватель, испытывающий ко мне почти родственные чувства (взахлеб рассказывает о своем подрастающем сыне и 25 иракских племянниках), слушает мои ламентации и назидательно изрекает с непередаваемым акцентом:
- А чего вы хотели, Анна? Это же Москва!
Смеемся. Ничего я уже не хотела. Нет, вру, постоянно хочу спать. Солнце, кажется, отключили за неуплату. Видимо, цены за место на московском небосводе заоблачные, и оно не осиливает арендную плату. Беда в том, что мой солнечный аккумулятор, заряженный знойным тбилиссиким летом, уже разрядился основательно и отключается, а я торможу.
мое лицо

Давненько я ничего не писала.

Совсем я забросила свой ЖЖ... Может и зря. Как-то все больше на Фейсбуке общаюсь, а сюда скидывала только тбилисские истории. Если я дальше буду сюда постить маленькие зарисовки, вы это читать будете?
Но на всякий случай пока продолжу, а там посмотрим.
...Лето закончилось неожиданно приятно. Если бы это был фильм, то это точно был бы хеппи энд с романтическими закатами и панорамой Тбилиси, и по закатному небу пошли бы титры, потому что моментов лучше и приятнее все равно в природе не бывает и не может быть. Но жизнь не кино, за встречами следуют разлуки, а за закатами новые рассветы, которые я встречала в Украине, потом – в России. И вот я в Москве, на дворе хмурый ноябрь, хотя и тут тоже меня окружают прекрасные люди. Впереди зима, и у меня уже есть билет на самолет. И мне интересно знать, поют ли зимой горлицы на улице Важа Пшавела?
Это я

Гости и отдых

На время мой дом стал странноприимным. Сначала приехала дочь, потом – бывшая одноклассница. Дочь жила пять дней, одноклассница – неделю. Я очень люблю гостей, а потом я люблю одиночество.
Это я

Спасибо, Давид!

Чем дальше, тем больше мне кажется, что на время моего пребывания в Тбилиси мне выделили местного ангела-хранителя, который придерживается старорежимных традиций и уверен в моей хрупкости, ранимости и ограниченной к самостоятельным действиям. Иначе как объяснить сегодняшнюю встречу?
А всего-то я собралась в магазин. Завтра ко мне должна приехать моя замечательная дочь, и мне понадобилось прикупить для неё постельного белья, желательно симпатичного. И я отправилась на улицу Пекини, где очень много хороших магазинов. Шла я, шла, глазела по сторонам в поисках нужного мне товара в витринах. «Нет, не справится, - видимо, подумал грузинский ангел-хранитель, - Слишком сложная для приезжей задача. Так и будет ходить туда-сюда, да еще по этой жаре, вайме!» И срочно принял меры.
…Меня окликнули. И не кто-нибудь, а самый главный ассириец Тбилиси, Давид Адамов, который совершенно случайно оказался в то же самое время на той же самой улице. Ибо кто еще поможет бедной мне в такой чудовищно затруднительной ситуации, как не диаспора? Узнав о цели моего шатания по улице Пекини, Давид решительно направился в сторону нужного магазина и под его чутким руководством я приобрела искомое. Теперь моя доченька будет спать на самых красивых простынях, какие есть в этом благословенном городе. После этого Давид не менее решительно отправился в ближайшее кафе, ибо встреча без беседы под кофе это не встреча, а не пойми что. После обстоятельной беседы на ассирийско-патриотические темы, вкуснейшего капучино и чизкейка нам обоим надо было и дальше заниматься делом. Узнав, что я живу на окраине и от улицы Пекини - о, ужас! – мне надо ехать аж три остановки на метро, Давид вызвал такси и отправил меня до дому. Не тащить же мне простынки с пододеяльниками через полгорода прямо в руках, в самом деле…
Ехала домой и неожиданно чувствовала себя хрупкой фарфоровой статуэткой, которую вдруг всем стало необходимо беречь и опекать и в видимом мире, и в невидимом. Спасибо, Давид!
Это я

Деньги отменяются.

Если где на земле и построили коммунизм, то это в Тбилиси для одной отдельно взятой меня. Уже второй раз подряд хозяин одной кофейни в Сабуртало поит меня кофе за счет заведения. Просто ради приятного разговора. Никаких приставаний, выклянчиваний телефона нет. Только треп за жизнь. И очень вкусный кофе по-восточному. К тому, что можно ходить по городу без паспорта, я уже привыкла. Скоро смогу выходить из дому и без кошелька.
Это я

Мы сами люди не местные...

Я сильно выбиваюсь из местного колорита. Нет, я мимикрией у меня все нормально, днем на солнце почти не бываю, но по степени коричневости кожи уже перещеголяла многих грузин. Но вот мое восприятие климата корректировке не поддается. + 40, а я радуюсь «как тепло и хорошо!». А по-местному надо говорить «Ваймээээ! Какая жарааааа!» и включать кондиционер. Я кондиционеры на дух не переношу, я от них мерзну и болею. И вообще, у меня было суровое алжирское детство почти что в пустыне Сахара. И в сухом климате да на свежем воздухе я до 50 градусов жары особенно и не чувствую. Главное, чтобы душ был рядом. Больше + 50 не пробовала. Похоже, я тут одна такая. Во всех магазинах собачий холод. Пришла в сестре в гости, стараюсь держаться подальше от потоков холодного воздуха.
Самое смешное, что московскую куда более скромную жару я не переношу вообще из-за духоты и автомобильных выхлопов. И вот там мне, ваймээээ, тааак жарко!
Это я

Погружение во тьму

Вчера вечером потух свет. Сначала я думала, что пробки вылетели. Но весь дом был темен, и весь соседский дом тоже и вообще весь город погрузился во тьму. Такое я первый раз наблюдала, чтобы миллионный город весь погас. Сестрица Ната, у которой из нескольких окон виден весь горд (она живет высоко на горе) говорит, что практически не было видно огоньков, кроме окон частных домов, где работали генераторы. Позже в новостях я прочитала, что во тьме оказалась почти вся Грузия. Ната сказала, что такого уже лет десять не было.
Я даже грешным делом подумала, что грузинское правительство таким образом стимулирует рождаемость в стране: самое оно для семейных романтических ужинов при свечах, да и спать все, небось, легки пораньше. Но оказалось, что авария. Увы, в тот вечер мне не с кем было устраивтаь романтический ужин, да и свечей у меня не было, зато оказалось в запасе электричество. Фонарик в телефоне и планшет обеспечили вполне сносное освещение. Читала с планшета «звериный быт» Сологуба. Совсем буду культурная и начитанная.
Это я

За гранью моего понимания

Пришла весточка из Бахдиды. Там опять «все спокойно», хотя в любой момент город могут захватить исламисты. Саиб отправил всю свою большую семью в Эрбиль. «Не беспокойся за меня, я тут один и мне легко убежать в случае опасности. А уехать совсем я не могу, как же бросить мою радиостанцию?» Ну да, директор радиостанции это как капитан корабля. Я этого всего не понимаю. Я сижу со своей уютной настольной лампой, доделываю научную статью и лопаю арбузы.